Романов Борис Александрович

%d1%80%d0%be%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b22

 

(29.01(10.02).1889, С.-Петербург – 18.07.1957, Ленинград), д.и.н., профессор.

 

Борис Александрович Романов родился 29 января (10 февраля) 1889 г. в семье профессора Института инженеров путей сообщения Александра Дементьевича Романова и  Марии Васильевны (урожденной Шатовой), школьного врача. По окончании с золотой медалью классической гимназии Императорского Человеколюбивого общества он в 1906 г. поступил в Петербургский университет на историческое отделение историко-филологического факультета. Избрав специальностью историю России, занимался в семинариях С.Ф.Платонова (Московское государство XVI—XVII в.), А.С.Лаппо-Данилевского (история крестьян XI—XVII в.), А.Е.Преснякова (Киевская Русь), где вскоре стал одним из ближайших учеников Александра Евгеньевича Преснякова и считал себя им до конца жизни.

На втором курсе в результате работы в семинарии А.Е.Преснякова Б.А. подготовил доклад «Смердий конь и смерд (в летописи и Русской правде)», который по рекомендации А.Е.Преснякова опубликовал А.А.Шахматов в авторитетном академическом журнале «Известия Отделения русского языка и словесности». Уже в первом печатном труде Б.А. проглядывают некоторые принципы, ставшие впоследствии элементами его научного credo:  стремление к новаторству, интуиция, которая проверялась строгим источниковедческим исследованием, стройная логика аргументов, фантазия, позволявшая сопрягать и сопоставлять отдаленные источники, факты и явления, осторожность в выводах, кажущихся на первый взгляд окончательными, сочетающаяся со смелостью гипотез и предположений, психологический подход при характеристике людских побуждений, художественная образность. Итак Б.А. начинал свой путь в науке как специалист по истории древней Руси.

По окончании университета Б.А. был оставлен при нем для подготовки к научной деятельности (без стипендии), некоторое время работал учителем в женских гимназиях и Смольном институте. Это привело его к изменению в личной жизни и судьбе: едва его ученица Елена Павловна Дюкова в 1914 г. закончила учебу в гимназии, они поженились. Этот брак оказался прочным, хотя и бездетным.

После Октябрьской революции в 1918 г. Б.А. был приглашен на работу в Главархив (Центрархив), одновременно он некоторое время преподавал в Петроградском университете. В Центрархиве Б.А. в начале 1921 г. завершил работу по изучению и описанию фонда Канцелярии министра финансов, которым был С.Ю.Витте, а к концу этого года вышел в свет первый том «Воспоминаний» Витте, охвативший период с 1894 по 1905 г. Для Б.А. это издание определило в дальнейшем одну из магистральных тем исследований до самого конца жизни. Витте писал мемуары главным образом с целью оправдания своей политики как министра финансов, приведшей к русско-японской войне 1904—1905 гг. и завершившейся в 1905 г. Портсмутским мирным договором. Прочитав этот первый том, Б.А. сразу же убедился, что наложенные на «Воспоминания» документальные материалы коренным образом противоречат выстраиваемой Витте концепции.

В конце 1921 г. он принял решение серьезно заняться этой проблемой и уже в конце 1922 г. опубликовал в «Сборнике  статей по русской истории, посвященных С.Ф.Платонову», статью «Витте и концессия на р. Ялу (Документальный комментарий к “Воспоминаниям” С.Ю.Витте)». В 1923 г. была опубликована еще одна статья с подзаголовком «Документальный комментарий к “Воспоминаниям” гр. С.Ю.Витте» — «Витте накануне русско-японской войны». Наконец, в 1924 г. вышла из печати статья «Лихунчангский фонд», в подстрочной сноске к которой указывалось, что она «носит характер комментария к “Воспоминаниям” С.Ю.Витте».

Таким образом, источниковедческое исследование мемуаров Витте, предпринятое Б.А.Романовым, оказалось тем семенем, из которого проросли вначале побеги, а затем в 1928 г. целое дерево — монография «Россия в Маньчжурии», в которой всесторонне обосновывалась его концепция. Новаторство этой книги состояло в том, что впервые в русской историографии появилось исследование внешней политики, основанное на сложном сплаве сюжетов социально-политического и экономического характера. Б.А. мастерски нарисовал впечатляющий социально-психологический портрет Витте и охарактеризовал его политическую и экономическую программу, а также отчасти и его политическую биографию. Он последовательно, на обширном документальном материале, исследовал политику самодержавия  на пути к русско-японской войне, выявил позицию самого Витте и А.М.Безобразова и их роли в ее развязывании.

Б.А. исследовал проблему, которая получила в мемуарах широкое освещение, — по формулировке самого Витте, о «виновниках злосчастной войны». Профессиональный интерес исследователя к мемуарам подогревался еще и интересом современника к «недавнему прошлому». Он уделил такое внимание «Воспоминаниям» Витте, в частности, из-за осознания того, что «едва ли кому удастся с таким бесповоротным успехом» «так перетряхнуть отошедшую старую правящую Россию, как это сделал ее кровнейший сын».

В новаторской книге «Россия  Маньчжурии», а затем в первом и втором издании книги «Очерки дипломатической истории русско-японской войны» (1947; 1955) Б.А. впервые в исторической литературе исследовал вопрос об особом значении государственного вмешательства и государственного хозяйства в экономической политике Витте, а также роли в ней иностранного капитала. Б.А. показал, что для российских предпринимателей в связи с неосвоенными пространствами Сибири не было привлекательным связанное с риском проникновение на рынки Китая. Без государственной поддержки частная инициатива не могла там противостоять своим конкурентам. Б.А. рассмотрел экономическую экспансию на Дальний Восток как часть общей программы Витте модернизации промышленности с помощью мобилизации внутренних ресурсов и привлечения иностранных капиталов, как попытку с помощью государственной поддержки занять впрок место на этих рынках для развивающейся отечественной индустрии.

Успех новаторских работ Б.А. не предотвратил его включение органами ОГПУ в число тех историков, которые в конце 1929—начале 1930 г. были арестованы по так называемому «Академическому делу». По нему в Ленинграде, а также в Москве и других городах было арестовано более полутора сотен человек.

Согласно протоколам допросов, Б.А. изобличался «в том, что он являлся членом контрреволюционно-монархической организации, ставившей своей целью свержение Сов. власти и установление в СССР, путем склонения иностранных государств к вооруженному вмешательству — конституционно-монархического строя». Б.А. содержался в тюрьме 13 месяцев. Он говорил, что время, проведенное в Доме предварительного заключения, было самым тяжелым в его жизни. Угнетающе действовали не только полная изоляция, условия жизни, ночные изнурительные допросы, бесправие, абсолютная неясность, чем закончится следствие и каков будет приговор, угрозы расстрела. В феврале 1931 г. ему было сообщено о ничем формально не мотивированном постановлении «тройки» ОГПУ о заключении его в концлагерь сроком на 5 лет, и вскоре его этапировали на Север в систему концлагерей, созданных для строительства силами заключенных Беломоро-Балтийского судоходного канала.

15 августа 1933 г. он был досрочно «по зачету рабочих дней» освобожден из заключения по отбытии 3-х с половиной лет, с большим трудом получил разрешение жить в Ленинграде. Лишь через год после освобождения из концлагеря ему удалось получить паспорт на 3 года. Но основной проблемой стало отсутствие постоянной работы. Б.А. приходилось ограничиваться случайными заработками, и это продолжалось до 1941 г.

Правда, в марте 1937 г. произошло событие, ставшее одной из важнейших вех в научной биографии Б.А. и надолго связавшее его с ЛОИИ договорными отношениями, а в середине 1944 г. приведшее его в штат этого академического института. Б.Д.Греков привлек этого безработного ученого к работе над академическим изданием «Правды Русской», в частности, к составлению к ней историографических комментариев.

Одновременно ИИМК поручил Б.А. написание главы, посвященной характеристике быта и нравов, для первого тома фундаментальной истории русской культуры.

Прошло несколько месяцев и 30 ноября 1939 г. советские войска перешли финляндскую границу и началась советско-финляндская («зимняя») война. В этой связи Б.А. было предписано покинуть Ленинград и поселиться за 100 километровой зоной восточнее города («на 101 км»). Он выбрал рабочий поселок Окуловку, где продолжал работу над главой о быте и нравах домонгольского общества, которая стала перерастать в отдельную книгу. Советско-финляндская война 12 марта 1940 г. закончилась, и Б.А. с большим трудом удалось вернуться в родной город. Начиная с 1940 г. появилась в печати серия статей Б.А., в связи с чем можно полагать, что негласный запрет на появление в печати его имени в качестве автора был снят.

В 1940 г. Б.А. вел работу с издательским редактором над рукописью книги о русско-японской войне. Одновременно по совету Б.Д.Грекова и при поддержке Е.В.Тарле он решил представить ее к защите в качестве докторской диссертации. 22 февраля 1941 г. в Москве на заседании Ученого совета Института истории АН СССР состоялась защита его докторской диссертации «Русско-японская война  (экономика, политика, дипломатия). 1895—1905». Она прошла триумфально и завершилась присвоением ему докторской ученой степени, а 9 июля 1941 г., через две недели после нападения нацистской Германии на СССР, ИИМК принял Б.А. в свой штат. Очень скоро, в период ленинградской блокады, докторская степень и работа в академическом институте спасли ему жизнь. Б.А. минуло уже 52 года и он не подлежал призыву, а его жена в ее 44 года подлежала мобилизации как врач и вскоре начала службу в качестве хирурга на Ленинградском фронте. Самому Б.А. предписана была эвакуация как доктору наук в связи  с принятым решением о спасении «золотого фонда» — докторов наук. Так он 16 января 1942 г. оказался в Ташкенте, куда было эвакуировано Московское отделение ИИМК.

Вернулся Б.А. в Ленинград в начале сентября 1944 г. и стал работать в Ленинградском отделении Института истории АН СССР, а также на историческом факультете Ленинградского университета. После победы над Германией в мае 1945 г. в течение нескольких лет стали издаваться его труды, написанные еще до войны. Кроме того, Б.Д.Греков поручил Б.А. осуществить редактирование второго тома издания «Правды Русской», включающего историографические комментарии к этому памятнику, значительная часть которого была подготовлена им до войны. В 1947 г. вышли в свет две монографии Б.А., написанные тоже до войны, о которых шла речь выше.

Когда были изданы эти работы, Б.А. было поручено подготовить комментарии к Судебнику 1550 г., которые должны были войти в комментированное издание трех Судебников — также Судебника 1497 г. и 1589 г. Это издание трех Судебников вышло в свет в 1952 г.

Одновременно Б.А. готовил исправленное, расширенное и дополненное переиздание монографии «Очерки дипломатической истории русско-японской войны», вышедшей в 1955 г.

26 апреля 1957 г. постановлением Президиума Ленинградского городского суда Борис Александрович реабилитирован: постановление тройки ПП ОГПУ в ЛВО от 10 февраля 1931 г. в отношении его отменялось, дело было прекращено за отсутствием состава преступления.

Особая страница в творческой биографии Б.А. — воспитание пятерых ближайших учеников (Н.Е.Носова, Р.Ш.Ганелина, А.А.Фурсенко, Б.В.Ананьича и В.М.Панеяха). Первые трое защитили кандидатские диссертации при жизни своего учителя, остальные — вскоре после его кончины. Все они защитили затем и докторские диссертации. А.А.Фурсенко и Б.В.Ананьич были избраны в число академиков, а Р.Ш.Ганелин — в число членов-корреспондентов РАН.

Борис Александрович Романов скоропостижно скончался 18 июля 1957 г. в возрасте 68 лет. Похоронен на Богословском кладбище.

В.М.Панеях
(НИАСПбИИ РАН. Ф. СПбИИ РАН. Оп. 2. Ч. I. Д. 64)

 

Основные труды

• Смердий конь и смерд (В летописи и Русской Правде) // Изв. Отделения русского языка и словесности. СПб., 1908. Т. XII, кН. 3. С. 18—35.
• Список трудов С.Ф.Платонова // Сергею Федоровичу Платонову ученики, друзья и почитатели: сб. статей. СПб., 1911. С. IX—XVII.
• Кризис англо-японских отношений [Рецензия] // Анналы. 1922. №. С. 289—293. Рец. на кн. Pooley A.M. Japan’s foreign policies. London, 1920.
• [Рецензия] // Дела и дни. 1922. Кн. 3. С. 219—235. Рец. на кн.: Шипов Д.Н. Воспоминания и думы о пережитом. М., 1918.
• Витте и концессия на р. Ялу. (Документальный комментарий к «Воспоминаниям» гр. С.Ю.Витте) // Сборник статей по русской истории, посвященный С.Ф.Платонову. Пгр., 1922. С. 452—459.
• Концессия на Ялу. К характеристике личной политики Николая II // Русское прошлое. 1923. Т. 1. С. 87—108.
• [Рецензия] // Книга и революция. 1923. № 11-12 (23-24). С. 50—52. Рец. на кн.: Граф С.Ю.Витте. Воспоминания. Царствование Николая II. 3-е изд. М.; Пгр., 1923. Т. I—II.
• Витте накануне русско-японской войны. (Документальный комментарий к «Воспоминаниям» гр. С.Ю.Витте) // Россия и Запад. Пгр., 1923. Вып. 1. С. 140—167.
• «Лихунчангский фонд». (Из истории русской империалистической политики на Дальнем Востоке) // Борьба классов. 1924. № 1-2. С. 77—126.
• [Рецензия] // Борьба классов. 1924. № 1-2. С. 338—343. Рец. на кн.: Граф. С.Ю.Витте. Воспоминания. Детство. Царствование Александра II и Александра III (1849—1894). Л., 1924. Т. III.
• Новые документы по истории последних лет [Рецензия] // Анналы. 1924. № 4. С. 323—329. Рец. на кн.: Красный архив. 1923. Т. 3; Т. 4.
• «Канун семнадцатого года». (Материал об октябрьских стачках 1916 г. в Петрограде) / Публ., вступ. ст. // Красная летопись. 1924. № 2. С. 202—210.
• Портсмут. Переписка С.Ю.Витте и других лиц / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1924. Т. 6. С. 3—47; Т. 7. С. 3—31.
• [Рецензия] // Былое. 1925. № 4 (32). С. 261—264. Рец. на кн.: Русско-японская война. Из дневников А.Н.Куропаткина и Н.П.Линевича. Л., 1925.
• [Рецензия] // Красная летопись. № 3 (14). С. 269—270. Рец. на кн.: Канун 1905 г. (Материалы к циклу докладов о первой русской революции). Л., 1925; 9 января (книга для чтения). Л.; М., 1925.
• 9-е января 1905 г. Доклады В.Н.Коковцова Николаю II / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1925. Т. 4—5 (11-12). С. 1—25.
• К характеристике Гапона. (Некоторые данные о забастовке на Путиловском заводе в 1905 году) / Публ., вступ. ст. // Красная летопись. 1925. № 2 (13). С. 37—48.
• Комиссия Коковцова и крупная буржуазия в 1905 г.: вступ. ст. // Рабочий вопрос в Комиссии В.Н.Коковцова в 1905 г. М., 1926. С. III—XIX.
• Безобразовский кружок летом 1904 г. / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1926. Т. 4 (17). С. 70—80.
• Доклад П.Л.Барка Николаю II о росписи доходов и расходов на 1917 г. / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1926. Т. 4 (17). С. 51—69.
• Финансовое положение России перед Октябрьской революцией / Публ., вступ. ст. // Красный архив. 1927. Т. 6(25). С. 3—33.
• Россия в Маньчжурии (1892—1906): Очерки по истории внешней политики самодержавия в эпоху империализма. Л., 1928. 605 с. Изд. пер. на англ., кит. и яп. яз.
• [Рецензия] // Исторический сборник. 1935. № 4. С. 296—306. Рец. на кн.: Ллойд-Джорж Д. Военные мемуары / Пер. с англ. И.Звавича; предисл. Ф.А.Ротштейна. М., 1934.
• Пресняков А.Е. Лекции по русской истории / Подгот. текста и примеч. М., 1938. Т. 1: Киевская Русь. 280 с.; Т. 2, вып. 1: Западная Русь и Литовско-русское государство. М., 1939. 248 с.
• Дипломатическое развязывание русско-японской войны 1904—1905 гг. // Исторические записки. 1940. Т. 8. С. 37—67.
• Элементы легенды в жалованной грамоте вел. кн. Олега Ивановича Рязанского Ольгову монастырю // Проблемы источниковедения. М.; Л., 1940. Сб. 3. С. 205—224.
• Комментарии [к ст. 1-11, 17, 19-27, 30, 33 Краткой правды; к ст. 1-8, 11-17, 23-32, 56-68, 78, 88-89, 110-121 Пространной Правды] // Правда Русская: учеб. пособие / Отв. ред. Б.Д.Греков. М.; Л., 1940. С. 35—89.
• Происхождение англо-японского договора 1902 года // Исторические записки. 1941. Т. 10. С. 40—65.
• Витте как дипломат (1895—1903 гг.) // Вестник Ленингр. ун-та. 1945. № 4—5. С. 150—172.
• Люди и нравы древней Руси (историко-бытовые очерки XI—XIII вв.). Л., 1947. 343 с.; То же. 2-е изд. М.; Л. 1966. 240 с.; 3-е изд. // От Корсуня до Калки: сборник. М. 1990. С. 255—470; 4-е изд. М., 2002. 24 с. (Памятники русской исторической мысли).
• Очерки дипломатической истории русско-японской войны. 1895—1907. М.; Л., 1947. 493 с.; 2-е изд. испр. и доп. М.; Л., 1955. 695 с.
• Судебник Ивана Грозного (По поводу исследования И.И.Смирнова) // Исторические записки. 1949. Т. 29. С. 200—235.
• Повесть временных лет: в 2 ч. Ч. 1: Текст и пер. / Пер. Д.С.Лихачева и Б.А.Романова / Под ред. В.П.Адриановой-Перетц. М.;., 1950. 405 с. (Лит. памятники)
• К вопросу о земельной политике Избранной рады (ст. 85 Судебника 1550 г.) // Исторические записки. 1951. Т. 38. С. 252—269.
• Судебник 1550 г. / Коммент. // Судебник XV—XVI веков: Законодательные памятники Русского централизованного государства XV—XVII веков / Под ред. Б.Д.Грекова. М.; Л., 1952. С. 181—340.
• Портсмутская мирная конференция // Исторические записки. 1954. Т. 46. С. 63—126.
• К вопросу о 15-ти рублевом максимуме в служилых кабалах XVI в. // Исторические записки. 1955. Т. 52. С. 325—335.
• Изыскания о русском сельском поселении эпохи феодализма. По поводу работ Н.Н.Воронина и С.Б.Веселовского // Вопросы экономики и классовых отношений в Русском государстве XII—XVII вв. М.; Л., 1960. С. 328—418.
• Сигизмунд Натанович Валк [Речь на 60-летнем юбилее С.Н.Валка] // Валк С.Н. Избранные труды по археографии. СПб., 1991. С. 327—333.

Литература

Валк С.Н. Борис Александрович Романов // Исторические записки. Т. 62. С. 269—282.
Лихачев Д.С. Борис Александрович Романов и его книга «Люди и нравы древней Руси» // Тр. Отд. Древнерус. литературы. Л., 1958. Т. 15. С. 486—495.
Панеях В.М. Проблемы истории России эпохи феодализма в научном наследии Б.А.Романова // История СССР. 1989. № 1. С. 131—143.
Фурсенко А.А. О жизненном пути Б.А.Романова // Вопросы истории. 1989. № 11. С. 155—162.
Ганелин Р.Ш. Б.А.Романов — историк революционного движения в России // Проблемы социально-экономической истории России: к 100-летию со дня рождения Б.А.Романова. СПб., 1991. С. 41—53.
• Сербина К.Н. Из воспоминаний о Б.А.Романове // Там же. 54—56.
Панеях В.М. Борис Александрович Романов: письма к друзьям и коллегам // Отечественная история. 1993. № 3. С. 125—154.
Панеях В.М. Борис Александрович Романов (1889—1957): трудная судьба ученого // Новая и новейшая история. 1993. № 1. С. 171—194.
Панеях В.М. Творчество и судьба историка: Борис Александрович Романов. СПб., 2000. 444 с. (Историко-филологический архив; вып. 5).
• Ананьич Б.В. Б.А.Романов и его труды по дальневосточной политике России // Санкт-Петербург—Китай. Три века контактов. СПб., 2006. С. 230—252.
• Екатерина Николаевна Кушева — Борис Александрович Романов. Переписка 1940—1957 годов /сост. В.М.Панеях. СПб., 2010. 479 с.